Клуб Бонистика  

Форма входа в систему
Автологин


Регистрация
 
Кадастр Редких бон
Сети
 
 
 

Статья

А НЕ БУДУТ БРАТЬ — ЗАПЛАТЯТ ШТРАФ

Русско-немецкие деньги не пользовались популярностью у латвийского населения
Выпущенные генералом Бермондтом-Аваловым в 1919 году русско-немецкие денежные знаки являются документами, наглядно и убедительно показывающими цели и задачи, которые были поставлены перед Западной (Добровольческой) армией в боевых операциях на территории Латвии и, в перспективе, против столицы России. Орнаментально-художественное оформление этих денег полностью соответствовало авантюристическому характеру главнокомандующего Западной армией Бермондта-Авалова и его военно-политическим взглядам.


Такие были времена

В 1919 году, несмотря на Версальский договор, немецкие войска продолжали находиться в Латвии. Англия и Франция решили использовать германские соединения в качестве своей вооруженной опоры в борьбе против революции в Прибалтике. Хотя многие немецкие солдаты под влиянием революционных событий в Германии покидали фронт, довольно значительная часть бывшей кайзеровской армии в Курляндии (Латвии) находилась еще в руках генералитета. Эти войска были сведены в «железную дивизию» во главе с генералом фон дер Гольцем. Под его командованием, кроме дивизии, находились также части ландвера (немецких военных запаса) и белогвардейский отряд князя Ливена.

В отличие от планов и целей союзников в отношении Прибалтики, фон дер Гольц стремился создать здесь Балтийское государство. Весной 1919 года он сверг правительство англо-американской ориентации К. Ульманиса и организовал прогерманское правительство. В связи с этим недовольство союзников действиями генерала достигло предела, и в июле 1919 года они в категоричной форме потребовали вывода немецких войск из Прибалтики.

В это время в Курляндии белогвардейским корпусом командовал генерал П. Р. Бермондт. Он с небольшим отрядом русских белогвардейцев в мае 1919 года появился в Лиепае, а в июне уже обосновался в Митаве (Елгаве), где формировал белогвардейские соединения и действовал совместно с фон дер Гольцем против Советов. Осенью 1919 года в противовес Северо-Западному правительству в Митаве возникло Западно-русское правительство прогерманской ориентации во главе с графом Паленом.

Все эти события беспокоили, в первую очередь, англичан. Они решили для усиления контроля над действиями генерала перебросить его соединения под Нарву в непосредственное подчинение генералу Н. Н. Юденичу, на что ему был дан соответствующий приказ.

Но вместо выполнения приказа 21 сентября 1919 года между Бермондтом и немецким командованием был заключен договор о включении в состав русских войск немецких воинских частей в качестве добровольцев.

Таким образом, в Курляндии была сформирована Западная (русско-немецкая) армия численностью в 52 000 человек, в том числе около 40 000 немцев. Штаб армии возглавил бывший командир «железной дивизии» Бишоф. В результате в распоряжении Бермондта оказалась армия, которая по численности и особенно по вооружению превосходила армию Юденича.


Такие появились деньги

Что касается финансового положения Западной армии, его в своих мемуарах «В борьбе с большевиками» (Глюкштадт и Гамбург, 1925 г.) бывший главнокомандующий охарактеризовал следующим образом: «Денег было мало. Мои обращения к германской индустрии через заведующего финансовым отделом барона Энгельгардта, председателя Совета управления графа Палена, наконец, личные переговоры графа фон дер Гольца об оказании денежной поддержки успеха не имели. Силой обстоятельств я, таким образом, был поставлен в необходимость выпускать денежные знаки под обеспечение имущественного достояния армии. Барону Энгельгардту, однако, удалось получить 3 500 000 марок, из которых мной и выплачивалось жалованье германским солдатам, так как мои деньги, не котировавшиеся на Берлинской бирже, не могли быть посылаемы солдатами их семьям».

При анализе особенностей эмиссии денег Западной армии было установлено, что все финансовые документы по этому вопросу имели подпись не Бермондта, а Авалова-Бермондта. Оказалось, что будущий главнокомандующий армией, потомок уссурийских казаков Павел Бермондт, до сентября 1919 года именовал себя Бермондтом, в октябре он уже стал Аваловым-Бермондтом, а с ноября — князем Аваловым-Бермондтом. Наконец, свои мемуары, вышедшие в 1925 году, он подписывает «Князь Авалов».

В отношении денег, которые были выпущены Бермондтом-Аваловым, были найдены достаточно подробные архивные материалы.

Итак, 24 октября 1919 года в Митаве было дано объявление правительства о том, что в соответствии с приказом главнокомандующего Западной Добровольческой армией выпускаются денежные знаки этой армии на сумму 10 000 000 марок достоинством в 1, 5, 10 и 50 марок. Новые денежные знаки должны были иметь хождение наравне с германскими оккупационными ост-марками, ранее выпущенными в Ковно (Каунасе). Однако курс их был объявлен в 2 раза ниже последних — 2 марки Западной армии равнялись 1 ост-марке. Кроме того, право обмена этих денег на ост-марки предоставлялось только ограниченной группе лиц, а именно: всем находившимся на службе в Западной армии, уходившим в отпуск или посылавшим деньги своим семьям; уезжавшим за границу; торговцам, покупавшим за границей товары.

Из этого перечня следует, что выпущенные деньги предназначались главным образом для обращения среди немецких военнослужащих и лиц, снабжавших их товарами.


Насильно мил не будешь?

В выпущенном объявлении, кроме того, указывалось, что денежные знаки обеспечивались всем казенным имуществом, находящимся на занятой территории.

Безусловно, командование армией понимало, что скудное армейское имущество не может служить сколько-нибудь реальным обеспечением выпущенных денег, и поэтому они не могли иметь ни заявленного курса, ни какого-либо доверия у населения.

Для того чтобы латвийское население все же принимало новые деньги, было обещано отпускать дрова и лесные материалы тем местным жителям, кто будет расплачиваться этими деньгами. Однако и эти льготы, по мнению командования армии, не могли служить гарантом нормального хождения таких «поделок», поэтому население сразу же было уведомлено о суровых мерах наказания за нарушение правил хождения армейских денег. В соответствии с приказом главнокомандующего, «лица, отказавшиеся принимать денежные знаки Западной Добровольческой армии или принимающие их по низшему курсу, подвергаются денежному штрафу до 1000 царских рублей, или тюремному заключению до 6 месяцев, или обоим наказаниям вместе».

Таким образом, командование армии устанавливало штраф, выраженный не в армейских марках и даже не в оккупационных ост-марках, имевших хождение в Латвии, а в царских рублях. Этих денег в обороте было очень мало — население прятало их в «кубышки». К тому же их курс в Латвии всегда был выше немецких марок. Поэтому наказание за нарушение установленных правил хождения армейских марок было невероятно строгим.

Совсем строго предусматривалось наказание «за злостную агитацию против армейских денег» — предание военному суду.


Российский орел, германский крест

При изучении материалов было обнаружено, что на купюрах денежных знаков в 1, 5 и 10 марок с датой выпуска «10 октября 1919 года» стоит подпись полковника Бермондта-Авалова в качестве командующего армией, а объявление, опубликованное 24 октября этого же года, было подписано им уже в качестве главнокомандующего; за этот же короткий срок он сумел получить и новое звание, сменив погоны полковника на генеральские.

Известно, что рисунки денежных знаков периода Гражданской войны часто в той или иной мере отражали идеологию правительств или каких-либо групп, их выпускавших. На денежных знаках Бермондта-Авалова это видно особенно отчетливо. На них осуществлено совмещение российской монархической и религиозной символики с почетным военным орденом Германии — «Железным крестом».

Кроме того, в соответствии с особенностью и структурой армии денежные знаки имели надписи на двух языках.

Постановлением правительства предусматривалась одновременная эмиссия денежных знаков всех четырех достоинств. Однако, исходя из сравнения текстового и художественного их оформления, можно достаточно уверенно утверждать, что купюра в 50 марок выпускалась отдельно от серии знаков меньших достоинств. Это подтверждается, например, тем, что на знаках от 1 до 10 марок проставлена дата их выпуска, а на купюре в 50 марок эта дата отсутствует.

По всем параметрам материально-финансового обеспечения 50-марочной купюре отдавалось большее предпочтение, чем остальным выпущенным знакам. И все же главное не в этом. Орнаментика этой купюры такова, что здесь, в отличие от остальных знаков, немецкая символика занимает главенствующее положение по сравнению с русскими и православными символами: на рисунке «Железный крест» расположен выше герба России, а теневые изображения православных крестов не введены в орнамент.

Особенности денежных знаков Бермондта-Авалова сведены в таблицы.
Финансово – эмиссионные различия


Номинал дензнаков
Срок выпуска/
срок обмена
Валюта
для oбмена
Учреждение, осуществляющее обмен
Обеспечение
дензнаков


1, 5 и 10 марок
10.10.1919/ 01.04.1920
Ост-марки или рублевая валюта
Армейское казначейство
Достояие Западной
армии


50 марок
-/01.10.1920
Германские
марки или
рублевая
валюта
Армейское
казначейство.
кредитное
учреждение
Достояие
областей.
занятых
армией


Художественно – орнаментальные отличия


Номинал дензнаков
Принцип расположения элементов орнамента
Наличие изображения православного креста
Относительное расположение элементов символики


1, 5 и 10 марок
Симметриично относительно герба России
Имеется
изображение
креста
Герб России
над «Железом
крестом»


50 марок
Герб России
смещен от
центра поля
Отсутствует иэображение
креста
«Железный крест» вышеие герба России


Таким образом, даже в оформлении денежных знаков достаточно убедительно проявилось политическое и идеологическое содержание Западно-русского правительства и Западной армии во главе с Бермондтом-Аваловым — ярым монархистом и другом Германии.


Конец истории

Генерал Бермондт-Авалов не только отказался подчиняться приказу о переводе его армии под Нарву для совместных действий с Северо-Западной армией генерала Юденича, но и уклонился от встречи с генералом Юденичем, прибывшим для этого в Ригу.

В то время как осенью 1919 года Северо-Западная армия Юденича стала разворачивать наступление на Петроград, Бермондт-Авалов начал боевые действия. Его Западная армия двинулась из Митавы на Ригу и заняла предместье города. Однако с помощью англо-французской военной эскадры, а также латышских и эстонских войск наступление Западной армии было остановлено. Она была вынуждена вернуться в Митаву, где была расформирована.

Завершение авантюры генерала Бермондта-Авалова широко иллюстрировали газеты того времени. Так, например, польская газета «Варшавское слово» в апреле 1920 года опубликовала статью «Вознаграждение за убытки, причиненные Бермондтом»: «Рижские газеты сообщают, что немецкое правительство согласилось выплачивать латышскому правительст¬ву 150 000 000 рублей в виде вознаграждения за убытки, нанесенные Латвии благодаря бермонд¬товской авантюре».

После расформирования армии в Митаве денежные знаки, и ранее не имевшие популярности у населения Латвии, сразу же превратились в пустые бумажки. Однако при бумажном дефиците в 1920 году предприниматели Латвии использовали никому не нужные бывшие бумажные деньги для изготовления почтовых марок. Интересно, что на оборотных сторонах этих марок видны различные части орнаментальных рисунков денег Бермондта-Авалова. Они напоминают о любопытной и малоизвестной странице истории нашей страны. Вместе с тем изготовление почтовых марок из бумажных денег представляет собой редчайший случай в истории филателии, и коллекционеры, владеющие такими экспонатами, гордятся ими.
предыдущая статья Начать обсуждение в форуме следующая статья
Авторы:
Николаев Ростислав Всеволодович
Дата:   2006-10-25
Добавил:   RABBIT
Рейтинг:   0.00
Источник: «Водяной знак» №42

Отзывы членов Клуба
Добавить отзыв