Клуб Бонистика  

Форма входа в систему
Автологин


Регистрация
 
Кадастр Редких бон
Сети
 
 
 

Статья

Деньги "дядюшки Крюгера" часть3

...
Но даже после этого бумагу продолжали выпускать вручную, что означало её катастрофическую нехватку для нужд нацистов. После долгих поисков, в состоянии полной секретности, было решено разместить заказ на бумажной фабрике „Шпехтхаузен“ в Эберсвальде, недалеко от Берлина.

Но праздновать победу было рано...

Водяной знак, состоящий из серии параллельных линий, прерывающийся в трёх местах для указания серийного номера и покрывающий более половины поверхности банкноты, было воспроизвести намного сложнее, чем ранее предполагалось. (L-6: ... фактически применялось 2 вида водяного знака: 1-ый – “отливка”, с применением проволочной сетки для выполнения волнистых линий, и 2-й “прессование” – для выполнения остальных деталей и портретов).

Клей, применяющийся при производстве банкнот, делался на основе желатина, получаемого из телячьих копыт. Бумагу просто вымачивали в нём. (L-7)
Защитные элементы были обнаружены достаточно легко. Нацисты решили эту проблему весьма оригинальным способом. Они спроецировали изображение банкноты в двадцатикратном увеличении на стену и внимательно изучили его несколькими независимыми группами гравёров [одностороняя и одноцветная печать которой были выполнены английские фунты “очень помогла” в этом].
Дополнительная линия на щите Британики в левом верхнем углу, дополнительный завиток вокруг надписи Банк Англии, маленький пропуск в середине буквы “I” в слове “FIVE”- вот только несколько примеров из обнаруженных защитных элементов, которых насчитывалось около 150-ти.

Одной из задач, которой занимался непосредственно Лангер - была расшифровка систем нумерации банкнот, датировки и водяного знака “отливка” (L-7). Используя свой потенциал доктора математики по криптоанализу, он с успехом решил эту невероятно сложную задачу. Вот как об этом написал в своём отчёте доктор Амстэйн: “Можно только поражаться каким образом СС смогло разгадать систему нумерации и датировки, но она превосходно работала.”

До недавнего времени считалось, что нацисты имели своего агента в Банке Англии, который помог с расшифровкой системы нумерации, пока в 1986 году, два коллекционера из Англии - Ян Фрэйзер и Трэйвор Джонс (Ian Fraser, Trevor Jones) - после многолетних исследований смогли расшифровать эту систему самостоятельно.

В завершение, когда была разгадана “формула” бумаги, все работы были перемещены на фабрику “Шляйхер унд Шулль“ в Ханемюлле. Изготовление чернил (так-же после успешной “расшифровки”) было поручено фирме “Гебрюдэр Шмидт” из Берлина, а фирма “Рудольф Штэнц” по заказу “4-го Отдела”, занималась производством всего необходимого печатного оборудования. Печатание фальшивых денег было поручено типографии “Альберт Петрик” из Берлина - и уже в марте 1941 года была произведена первая экспериментальная партия печатной продукции.

Специальные чернила (типографская краска), используемые для печатания английских банкнот имели “немецкие корни”. Эти чернила назывались “Франкфуртские чёрные чернила”, по названию местности где произрастал сорт винограда используемый при их изготовлении. Основной компонент чернил - сок винограда - вываривали в льняном масле с добавлением угольной пыли (уголь так же добывался только в Гемании). Это и помогло фирме “Гебрюдэр Шмидт” изготовить чернила, идентичные английским.


*******

Своего друга -комического поэта Филиппида,
он спрашивал: «Чем с тобой поделиться?».
Тот сказал: «Чем угодно, кроме твоих тайн!».
Лисимах
(Плутарх. “Изречения царей и полководцев”)


Миллионы для разведки


Вальтер Шелленберг, действующий начальник “6-го Управления”, отвечавший за распространение фальшивых банкнот назначил на этот участок работы своего лучшего “продавца” и специалиста по шпионажу - Доктора Вилли Фрёбена. Фрёбен был сотрудником СС и до войны работал в Тироле. Он хотел продолжить свою работу в Италии во время войны, но приказом Гитлера “в стране моего лучшего друга Муссолини” – была запрещена любая разведывательная деятельность. Фрёбен был переведён в Инсбрук, где и получил задание по “продаже английских фунтов”. Путешествуя по Италии и занимаясь своим бизнесом, он познакомился с Фридрихом Швендом .Швенд, по рождению Швабиан, после многочисленных жизненных приключений, жил в достатке на одном из лучших итальянских курортов, на вилле Аббазия.

Работая простым автомехаником Швенд в конце 20-х женился на племяннице посла Германии в Италии барона Константина фон Нейрата, который состоял в родстве с Эдуардо Бунге - основателем фирмы “Bunge & Born” – международного картеля по производству зерна. После смерти Эдуардо, в 1933году, Швенд получает свою долю наследства и начинает свой бизнес по продаже оружия, но быстро прогорает.
В 1936году Шарлотта Банж пригласила “любимую племянницу” с мужем в Нью-Йорк погостить, а уже через полгода, поддавшись обаянию Швенда назначает его своим главным финансовым консультантом. Представляя интересы её бизнеса Швенд путешествовал по всему миру. Он работал в Южной Америке, занимался поставками зерна в Россию, много раз бывал в Китае. В Харбине он занимался поставкой оружия для Генерала Семёнова.

Швенд представил Фрёбена группе крупных промышленников, которые были заинтересованы в покупке иностранной валюты. Занимаясь непосредственно продажей английских фунтов Фрёбен также “получал” от них многочисленную информацию (напомню, что он был одним из лучших специалистов по шпионажу). Однажды он высказал своё мнение Швенду: “Если бы эту информацию мы получили с помощью методов политической разведки, то она обошлась нам в миллионы” [т.е. за неё пришлось бы платить].
Швенд на секунду задумался, обдумывая услышанное. У него в голове родилась идея:
- Надо начать выпуск фальшивых фунтов на миллионы, и использовать их для финансирования немецкой разведки !
- Это блестящая идея, - поддержал его Фрёбен – надо срочно доложить об этом Шелленбергу.
Шелленберг был настолько убеждён объяснениями, данными Швендом, что назначил его начальником отдела по распространению фальшивых денег. Швенд согласился сотрудничать, но не бесплатно. По соглашению сторон, он получал ровно треть от общей суммы, за вычетом всех убытков от возможных конфискаций и его расходов по наёму дополнительных агентов. Кроме этого, Швенд получил новое имя : “Майор Вендиг, Немецкого Танкового Корпуса”, и официальное звание офицера гестапо для облегчения его частых поездок за границу Германии. Эта была необходимая мера, так как существовало много офицеров СС, помнящих о его недавнем пребывании в тюрьме и отбывающем срок за шпионаж в пользу Америки.
Швенд-Вендиг отправил своего адъютанта Руди Раша в “отпуск” в Швейцарию, а через МИД Германии, в свою очередь, проинформировал швейцарские власти, что в ближайшие дни границу Швейцарии собирается пересечь “довольно подозрительная личность”.
Руди выехал в Швейцарию. Таможенники, осмотрев имевшиеся при нём деньги, не обнаружили ничего подозрительного, а поскольку документы у немецкого чиновника были в порядке, его пропустили без задержки.
Чиновник хорошо отдохнул и расстратил все фунты (их без всяких проблем принимали к оплате) и вернулся из отпуска.
Убедившись в том, что первый этап проверки прошёл успешно, нацисты приступили ко второму, более сложному этапу. Немецкий коммерсант, поддерживающий контакты с одним из швейцарских банков, въехал в эту страну с особым поручением. У него с собой была большая сумма фальшивых английских фунтов, а также письмо Государственного Банка Германии (естественно фальшивое, выполненное в “4-ом Отделе” под руководством Крюгера) с просьбой к швейцарским коллегам проверить, не фальшивые ли эти банкноты. В Базеле их проверяли несколько дней и в конце сообщили, что беспокойство господ из “Дойче Банка” не имеет под собой оснований: деньги подлинные.
Казалось всё ясно, но существовал ещё один – заключительный, и самый сложный этап.
Здесь мы немного забежим вперёд (как писал Ленин: - сделаем “шаг вперёд и два назад”) и сошлёмся на шефа зарубежной разведки Вальтера Шелленберга: “множество математиков [фактически это был один Лангер] с помощью сложных формул вычисляли систему регистрации номеров английских банкнот, в итоге, производство было налажено так, что мы на сто-двести номеров опережали английский банк... ”
Итак, третий этап.
Поблагодарив швейцарских коллег за любезность, коммерсант попросил их, на всякий случай, переправить банкноты в Лондон, в Банк Англии, для окончательной проверки. Швейцарцы денег не переправляли, а запросили англичан: не выпускались ли ими банкноты таких-то серий, номеров и подписей? Вскоре пришёл ответ- да, выпускались - эти деньги признаются подлинными.


Внешне казалось, что прессам задействованным на “Операции Андреас” дан зелёный свет, но эта Операция начала пробуксовывать...


Фундаментальная ошибка была заложена с самого начала. Идеология нацисткой Германии сводилась только к одному мнению - мнению Гитлера. Тот, кто мог “ублажить его слух и глаз”, был в фаворе. Но стоило фавориту оступиться, на его место становился более проворный. И всё повторялось сначала. Все нижестоящие чины также следовали этому основополагающему принципу.

Китти, белокурая подружка Гейдриха, была мадам в борделе, который везде называли “Салон Китти”. По приказу Гейдриха Найджокс установил в комнатах сорок восемь микрофонов , которые были подключены к пульту установленному в подвале, где четыре техника круглосуто производили запись всех разговоров. Одной из мер предосторожности была возможность подключать обратно микрофоны с пульта отключенные из комнат...
Имея свободное время, Найджокс часто наведывался в подвал “Салона Китти” чтобы проверить, как работают его техники. Однажды, в качестве шутки, и зная что Гейдрих “наверху”, он включил микрофон, установленный у него в номере.
Гейдрих, изрядно выпивший и расслабленный, рассказывал своей подружке, как он: “ликвидировал” людей, уже отслуживших “свой срок”. Найджокс понял, что Гейдрих может поступить с ним также. Стараясь обезопасить себя, он начал записывать все “излияния” Гейдриха, понимая, что это может пригодится ему в будущем...
Одновременно с руководством над “Операцией Андреас” и “техническим контролем” над “Салоном Китти” Найджокс получил ещё одно задание. Ему было поручено купить в Голландии небольшую киностудию для производства кинопропаганды. Для этого Найджокс послал в Голландию своего доверенного агента Таккера, который был также его лучшим другом (Найджокс снимал комнату в его квартире).
Таккер надеялся, что это будет лёгкая задача, так как большинство акционеров были евреи, желающие побыстрее продать студию и уехать за границу. Но трудности появились, когда продавцы получили информацию, кто на самом деле собирается купить эту киностудию. Цена на неё резко поднялась. Таккер не располагал требуемой суммой, и поэтому должен был проконсультироваться с Найджоксом...
Таккер постоянно звонил Найджоксу и спрашивал совета. В конце концов поняв, что они не смогут купить эту киностудию, Найджокс дал приказ Таккеру: на все имеющиеся средства купить золото и вернутся в Берлин. Истолковав это как официальный приказ, Таккер попытался купить золото на “открытом” рынке, где привлёк к себе внимание местной полиции.
Во время разбирательства по этому делу он сказал, что получил приказ от своего начальника Найджокса...
Когда Мюллер прочитал этот отчёт, и отчёт от одного из техников работавших в Салоне Китти и тайно сотрудничевшего с Гестапо, он осознал, что в сложившейся ситуации он может оказать услугу Гейдриху, тем самым расчитывая он него в будущем на взаимность. С помощью специалистов из “4-го Отдела” против Найджокса были сфабрикованы документы, и из его сейфа были украдены копии “разговоров Гейдриха”, а в квартиру Таккера были подложены золотые слитки...
По решению военного трибунала Таккер был расстрелян, а Найджокс был разжалован и послан на фронт...

По свидетельству Лангера, после Найджокса “Операцией Андреас” руководило ещё шесть немецких офицеров (одним из них был Херман Дорнер, позже назначенный начальником администрации концентрационных лагерей Германии).
Коррупция и воровство так же угрожали ходу Операции. “Воровство присутствовало, но не среди работников проекта. Это были только высшие чины СС - бравшие на “пробу” выпущенные фальшивки” - вспоминал Лангер.
Артур Рау, фотограф работающий на Дельбрюккештрассе, показал под присягой, что работы “продавались” частным фирмам (таким, как печатная фабрика “Альберт Петрик”).

Весной 1941 года в газете Франкфурта появилась статья одного из печатников объясняющего причины провала “Операции Андреас” :
- Любой, кто хочет заниматься выпуском фальшивых денег для нужд государства, должен, как минимум, иметь экспертов профессионалов для этой работы... Провал этого предприятия проявился в постоянной смене директоров. Если технический персонал предлагал что-то идущее вразрез с мнением членов СС, то работа, в первую очередь, шла согласно указаний СС, и только потом, если проблема не решалась, возвращались к предложению техперсонала...

Это, и многое другое, привело к тому, после восемнадцати месяцев, 17 июня 1941 года, “Операция Андреас” была остановлена. (это произошло за 5 дней до нападения на Советский Союз).
предыдущая статья Начать обсуждение в форуме следующая статья
Авторы:
Литвак Дмитрий Аронович (Участник Клуба "Бонистика" Dimon)
Дата:   2009-12-11
Добавил:   Dimon
Рейтинг:   0.00
Источник: Дмитрий Литвак. "Деньги дядюшки Крюгера" , 2009

Отзывы членов Клуба
Добавить отзыв